Приветствие

Журнал Воздухоплаватель

Дорогие Друзья! 


Благодарственное письмо Генерального штаба




Воздухоплаватель №33Если вы хотите узнать об увлекательнейших воздухоплавательных приключениях, приоткрыть завесу над тайной прошлых разработок и испытаний воздухоплавательной техники, быть в курсе проводимых в России и мире спортивных, научных, развлекательных воздухоплавательных мероприятий, обучиться приемам владения воздухоплавательной техникой, то открывайте и читайте «Воздухоплаватель». Журнал выходит с 1995 года.

Распространяется  адресной рассылкой, а так же на воздухоплавательных мероприятиях, как в России и СНГ, так и за рубежом.

По всем вопросам смело обращайтесь в редакцию.

Мы любим наших читателей-единомышленников. В богатстве общения - богатство информации.

 

Главный редактор: В.Латыпов

Читайте в свежем номере...

Как принимали участников Кубка Гордон Беннетта в Советском Союзе в 1935 году

Газовый аэростат в полетеКубок Гордон Беннетта - соревнования на газовых аэростатах. В 1935 году часть аэростатов занесло на территорию СССР. О том, как принимали участников Кубка Гордон Беннетта в Советском Союзе, рассказывает Михаил Павлушенко.

About 23rd Gordon Bennett Race and gas ballooning in USSR in those times

Some historical details from old newspapers about the intrigue of the 23rd Gordon Bennett Race of 1935, how the aeronauts, who landed in the Soviet Union have been hosted, and about Russian aeronauts of those time By Mikhail Pavlushenko.

Впервые гонки на Кубок Гордона Беннетта проводились в 1906 году. Они были организованы основателем и издателем газеты «Нью-Йорк Геральд» (New York Herald) Джеймсом Гордоном Беннеттом-младшим. С тех пор правила практически не изменились: газовые аэростаты стартуют из одного места с разницей в пять минут в целях безопасности. Кто дальше улетит на одной заправке оболочки, тот и победил. Иногда эти соревнования называют «последним великим приключением на планете». Действительно – над головой у пилотов сотни кубометров инертного газа в оболочке; пилоты в открытой корзине летят днем и ночью, температура окружающего воздуха может колебаться от +30°С до -30°С. Аэронавты даже не представляют, где и когда приземлятся; нередки случаи гибели пилотов по техническим или метеорологическим причинам; бывает, что ПВО сопредельных государств сбивает аэростаты... Традиционно, чтобы накалить атмосферу драматизма, старт в этих соревнованиях уже многие годы происходит в полнолуние. Словом, не зря воздухоплаватели называют Кубок Гордона Беннетта «трехмерными шахматами в воздухе».

Ежегодно воздухоплавательные гонки проводились с 1906 года по 1913 год. Первая мировая война прервала эту цепочку до 1920 года. В 1939 году гонки на газовых аэростатах снова были прерваны – уже Второй мировой войной. Но после ее окончания престижные соревнования аэростатов возобновились только в 1979 году.

Есть еще одно правило Кубка (кроме специальных – например, национальные аэроклубы должны выполнить все свои обязательства перед ФАИ, пилоты обязаны иметь налет на аэростате не менее 50 часов плюс разрешение на ночные полеты, хотя бы один член экипажа должен быть способен общаться с органами управления воздушным движением на английском языке, и т.п.): команда, которая выигрывает Кубок, получает право организа-ции проведения соревнований на территории своей страны. Так вот, 2 сентября 1933 года в Чикаго (США) польские аэронавты Францишек Гинек и Збигнев Бурзинский за 38 часов 32 минуты пролетели 1361 км и заняли первое место. Польша получила право провести следующий Кубок на своей территории.

Действительно, 23 сентября такие соревнования состоялись в Варшаве. И снова Кубок выиграли польские аэронавты – Францишек Гинек и Владислав Помаский, - пролетев за 44 часа 48 минут 1333 км. На сей счет основатель соревнований Джеймс Гордон Беннетт-младший записал в «Правила» следующий пункт: страна, выигравшая Кубок три раза подряд, оставляет его у себя на вечное хранение. В следующих соревнованиях используется новый Кубок. После Бельгии (1922-1924 гг.) и США (1926-1928, 1929-1932 гг.) Польша становилась третьим государством, у которого замаячила перспектива в четвертый раз навечно оставить у себя престижный воздухоплавательный Кубок.

Немецкие воздухоплаватели уверенно заявили, что не допустят этого. Действительно, Немецкая ассоциация воздушного флота заявила на Кубок сразу троих участников и выделила три аэростата. Германские аэронавты за полгода до соревнований начали свои трени-ровки. Для выявления сильнейших немецких пилотов в апреле 1935 года был даже проведен Первый национальный чемпионат полетов на газовых аэростатах. Интересная деталь: если до этого немецкие воздухоплаватели называли свои аэростаты именами родных городов, то в 1935 году появилась традиция персонифицировать аэростаты: «Гинденбург», «Герман Геринг»… Как уже тогда отметили журналисты – в Германии начался свой культ личности.

Что касается негласного соперничества между польскими и германскими пилотами, то дело было не только в сложных германо-польских политических отношениях. Летом 1936 года в Берлине должны были пройти XI Летние Олимпийские игры, самые массовые и зрелищные со времен возрождения. Кстати, насколько большое внимание уделяла этому событию фашистская верхушка, говорит тот факт, что открытие Олимпиады впервые транслировалось по радио и телевидению в прямом эфире. Немецкие воздухоплаватели хотели приурочить проведение на своей родине воздухоплавательного Кубка Гордона Беннетта к «Большому 1936 спортивному году в Германии».

Словом, интрига, как сегодня говорят, была настолько велика, что на открытие Кубка в Варшаву прибыл Президент Речи Посполитой Игнаций Мосцицкий. Правила ужесточили: победителем станет тот, чей газовый аэростат дальше всех отлетит от Варшавы, посадка в море означает дисквалификацию, но посадка во внутренних водах является допустимой. 40 тысяч зрителей, что и по нынешним временам впечатляет, наблюдали 15 сентября старт 13 аэростатов: трех польских, трех германских, двух бельгийских, двух французских, одного голландского, одного швейцарского и одного американского.

Перед стартомВолей случая несколько аэростатов занесло ветрами на территорию Советского Союза. Для польских пилотов этот случай обернулся триумфом, для немецких – крушением надежд, для французских и американских – открытием нового мира. Были еще и драматические обстоятельства, но о них ниже.

16 сентября в 12 час. 30 мин. в Ельском районе на территории Засинцевского сельсовета около деревни Лунок опустился американский аэростат, участвовавший в варшавских состязаниях. Аэростатом управляли пилоты ВМС США лейтенанты Говард Т. Орвилл и Раймонд Тайлер. Воздухоплавателей доставили в районный центр Ельск, где местные власти оказали им очень хороший прием. Затем американских пилотов на автомашине отправили в Мозырь.

В тот же день, только в 19 часов 30 минут около деревни Дулебня Владимирского сельсовета Кличевского района (Белоруссия) приземлился германский аэростат «Альфред Гильденбранд». На борту аэростата – воздухоплаватели Отто Бертрам и Вильгельм Прем. Аэростат находился в воздухе почти 24 часа и приземлился из-за нехватки балласта. «Местные колхозники оказали экипажу помощь в приземлении. Аэростат и воздухоплаватели доставлены в районный центр – Кличев», – сообщила 18 сентября газета «Красная Звезда» № 217.

17 сентября в 7 часов утра на полях колхоза «Правда» Братьковичского сельсовета Кос-тюковичского района (Белоруссия) в двух метрах от реки благополучно приземлился французский аэростат «Лерэ». Аэронавтов встретили председатель райисполкома и председатель сельсовета. «Колхозники дружески приветствовали французских воздухоплавателей, – писала советская пресса, – и пригласили их в колхоз. Сейчас летчик Буатер и его товарищ по полету Кормье находятся в Костюковичах и окружены заботой и вниманием местных властей».

В тот же день в Черниговской области приземлились еще два аэростата: бельгийский – в Любичском районе, и французский – в Нежинском. Местные власти и население оказали пилотам необходимую помощь. На следующий день на территории Кадышевского сельсовета Фировского района Калининской области опустился еще один немецкий аэростат. И здесь местные власти помогли аэронавтам Тэн Бошу и фон-Таену добраться до Бологого.

18 сентября иностранные аэронавты, чьи аэростаты приземлились в разных местах на территории СССР, начали собираться в Минске. Утром прибыли американские пилоты. Днем они выехали в Варшаву. Вскоре приехали французы, Дерен и Кормье Буатар, затем бельгийские пилоты Филипп Кверсин и Марсель Ванскиль. Все пилоты отметили перед журналистами исключительное доброжелательство населения на местах посадки. Бельгийский пилот Филипп Кверсин даже заявил: «Я хочу поблагодарить через прессу за хороший прием. Я участвовал в соревнованиях на кубок Гордона Беннетта одиннадцать раз и был в разных странах. В СССР меня встречают с исключительным радушием». На следующий день все пилоты выехали в Варшаву.

20 сентября американские воздухоплаватели Говард Т. Орвилл и Раймонд Тайлер в сопровождении американского военного атташе посетили исполняющего обязанности советского военного атташе в Варшаве. «Американские летчики выразили тов. Барабанову свою благодарность за сердечный прием, оказанный им советским населением и властями во время посадки их аэростата на территории Советского Союза», – сообщила 21 сентября 1935 года газета «Красная Звезда» № 219.

Пропавшими без вести числились два аэростата – польский и французский. В оргкомитете Кубка уже планировали объявить победителя без учета их результатов. Чуть ли не в самый последний момент почта принесла в Варшаву весть, что французский аэростат благополучно приземлился. В сталинградских степях нашелся и польский экипаж. Таким образом, все аэростаты приземлились без происшествий, а пилоты благополучно вернулись в Варшаву.

Победители Кубка Збигнев Бурзинский и Владислав Высоцкий пробыли в воздухе 57 часов 54 минут и прошли расстояние 
1650 км. Они опустились недалеко от городка Тишкино Сталинградской области. Немецкий экипаж в составе Карла Гетце и Вернера Лохман-на, который обещал Германии «победу в воздухе», пролетел самое длинное расстояние, которое было когда-либо достигнуто немцами в гонке Гордона Беннетта с 1907 года - 1373 км. Они сделали все, что могли, для победы – но удача улыбнулась полякам.

28 сентября газета «Польска збройна» опубликовала интервью с польскими воздухоплавателями, участниками состязания на приз Гордона Беннетта, об их впечатлениях от пребывания в СССР. Как заявила газета, «польские пилоты единодушно констатировали, что советское население всюду встречало их с симпатией, граничащей с сердечностью». По словам «Польски збройна», «несмотря на то, что в местах, где опустились польские аэростаты, никто не знал о происходивших состязаниях и о возможности приземления этих аэростатов на территории СССР, население всюду оказывало помощь пилотам».

Капитан Януш, пилот аэростата «Варшава-2», которого уже считали без вести пропавшим, подчеркнул заботливое и сердечное отношение к нему колхозников в деревне, где он опустился. На него произвел впечатление город Сталинград с его мощеными улицами и оживленным движением. Об этом экипаже в Советском Союзе «Красная Звезда» № 227 от 30 сентября проинформировала: «Польские пилоты были приглашены на заседание правления колхоза в качестве почетных гостей».

Согласитесь, даже если учитывать трудную жизнь советского народа в то время, первое, что вспоминали польские пилоты – сердечность и радушие местных жителей и властей по отношению к ним, и опять-таки первое, о чем говорили аэронавты через прессу, – просьбу передать благодарность местным жителям и властям за теплый прием и энергичную помощь. Причем эти заявления публиковались как советской, так и польской прессой. Это важно, так как находясь дома, в Польше, аэронавты формально уже могли себя считать свободными от морально-этических норм по отношению к гражданам чуждого им Советского Союза. Тем более, что они были военными (!) аэронавтами, а польская военная доктрина в то время рассматривала Советский Союз в качестве вероятного противника № 1.

Находясь в международной изоляции и не будучи членом ФАИ, Советский Союз не мог участвовать в соревнованиях Гордона Беннетта 1935 года. Но в СССР в это время уже были сильные спортсмены-воздухоплаватели. В том же 1935 году, 31 июля, военный воздухоплаватель Б.А.Романов и инженер-геофизик А.И.Бобыкин стартовали со звенигородского летного поля Опытного испытательно-воздухоплавательного дивизиона Красной Армии на аэростате объемом 1600 м3. На третьи сутки полета они приземлились в деревне Ивановка, что в 15 км восточнее г. Канаш Чувашской АССР. Воздухоплаватели пробыли в воздухе 56 часов, побив международный рекорд, установленный в 1933 году американским лейтенантом Сэттль.

Спустя почти месяц, 3 сентября, с того же звенигородского летного поля в воздух на аэростатах объемом 2200 м3 в плановые полеты поднялись два экипажа: Романов–Бабыкин и Зыков–Тропин. Первым приземлился экипаж Романова. 7 сентября в верховьях реки Тургай Актюбинской области (примерно 2300 км по прямой от Москвы) сел второй экипаж – но о его приземлении стало известно только 21 сентября… Пилотам пришлось пройти почти 200 км пешком по безлюдным местам, затем еще восемь суток И.И.Зыков и А.М.Тропин на верблюдах вывозили до первого населенного пункта, где был телефон, материальную часть аэростата. Пилоты продержались в воздухе 91 час 35 минут. Так был побит рекорд, который никто не мог превзойти в течение 22 лет – рекорд, принадлежавший немецкому воздухоплавателю Каулену (87 часов).

Михаил Павлушенко

Вы здесь: Home Статьи Газовые аэростаты Как принимали участников Кубка Гордон Беннетта в Советском Союзе в 1935 году