Приветствие

Журнал Воздухоплаватель

Дорогие Друзья! 


Благодарственное письмо Генерального штаба




Воздухоплаватель №33Если вы хотите узнать об увлекательнейших воздухоплавательных приключениях, приоткрыть завесу над тайной прошлых разработок и испытаний воздухоплавательной техники, быть в курсе проводимых в России и мире спортивных, научных, развлекательных воздухоплавательных мероприятий, обучиться приемам владения воздухоплавательной техникой, то открывайте и читайте «Воздухоплаватель». Журнал выходит с 1995 года.

Распространяется  адресной рассылкой, а так же на воздухоплавательных мероприятиях, как в России и СНГ, так и за рубежом.

По всем вопросам смело обращайтесь в редакцию.

Мы любим наших читателей-единомышленников. В богатстве общения - богатство информации.

 

Главный редактор: В.Латыпов

Читайте в свежем номере...

Заметки чиф-обсервера

Ежегодно проводя воздухоплавательные мероприятия, организаторы и официальные лица задумываются, проводить ли соревнования со спортивными наблюдателями или выбрать более современное средство – такое, как GPS-логгер. О проблемах, связанных с невостребованностью спортивных наблюдателей, поведал нам старший спортивный наблюдатель Юрий Митягин.

Chief Observer’s notes
Every year organisers of a competitive balloon event ponder over the format of competition to choose: with observers or with GPS-loggers. Yuri Mityagin – Chief Observer of Russian Balloon Federation tells us about problems related to observers’ lack of demand.

Милый, милый, смешной дуралей,
Ну куда он, куда он гонится?
Неужель он не знает, что живых коней
Победила железная конница?
С.Есенин


Все началось с того, что редакция предложила мне написать заметку об участии российских спортивных наблюдателей (обсерверов[1]) в состоявшемся в минувшем году Чемпионате мира по воздухоплавательному спорту (США). Мне, однако, не захотелось cочинять очередную хвалебно-восхищенную оду воздухоплавательному мероприятию и рассказывать всем, как это было здорово. Я предпочел обсудить круг проблем, связанных с участием обсерверов в соревнованиях по воздухоплавательному спорту, и высказать свой взгляд на них. Тем более, что эти проблемы в печатной форме у нас до сих пор не затрагивались и не обсуждались. Это повлекло за собой существенное изменение общей направленности предлагаемого читателю материала. Безусловно, я не претендую на истину в последней инстанции, а высказываю лишь свое, возможно, субъективное мнение о тех аспектах обсерверской деятельности, с которыми мне пришлось столкнуться за время пребывания в должности старшего спортивного наблюдателя Федерации воздухоплавания России (ФВР). Цель данной публикации – обозначить проблемы и привлечь к ним внимание со стороны воздухоплавательной общественности, инициировать их обсуждение и призвать к совместному поиску их решения. Конечно, если общественность сочтет нужным их как-то решать…

Итак, для начала напомню, что обсерверы – это официальные лица соревнований, в обязанности которых входит: сопровождать пилота в ходе спортивного полета, следить за соблюдением им правил полета, фиксировать нарушения оных и, прежде всего, проводить измерения расстояний, координат и других параметров, определяющих положение сброшенных пилотом маркеров. На основании отчета обсервера определяются достигнутые пилотом результаты выполненных в полете заданий и начисляются очки. Поскольку пилоты совершают полеты в достаточно обширной зоне соревнований независимо друг от друга, каждому пилоту назначается персональный обсервер, который и фиксирует все вышеупомянутые моменты. Понятно, что для качественного выполнения своих задач обсервер должен обладать рядом качеств и умений, в частности, уметь ориентироваться на местности, находить ориентиры и привязываться к карте, грамотно и аккуратно проводить измерения, знать правила соревнований, уметь строить отношения с пилотом и его командой, и пр. и пр. Отчет обсервера, который он должен сдать специально назначенным лицам, именуемым дебриферами, является тем официальным документом, на основании которого определяется результат пилота и производится начисление очков.

Эта система фактически судейства соревнований сложилась и приобрела законченность где-то к 90-м годам прошлого века и в таком виде существовала до начала 2000-х годов.

Ситуация существенно изменилась в первой половине 2000-х с появлением GPS-приборов, именуемых логгерами, которые, используя данные спутниковой системы навигации, могут измерять и записывать координаты и высоту текущего положения аэростата. Совокупность этих данных, измеренных через фиксированные промежутки времени, дает достаточно полную информацию о траектории полета аэростата, времени и скорости прохождения тех или иных точек, и, в принципе, позволяет контролировать выполнение полетных заданий и рассчитывать их результаты без участия человека, т.е. обсервера.

Появление GPS-логгеров и их внедрение в практику соревнований привело к тому, что количество соревнований, в которых задействованы обсерверы, стало быстро и неуклонно сокращаться. В ряде стран даже произошел полный отказ от проведения соревнований с обсерверами; в Польше, например, последнее соревнование с обсерверами, если мне не изменяет память, состоялось в 2004 году. Главную роль в этом процессе играют, конечно, финансовые соображения, поскольку содержание команды обсерверов, особенно на крупных соревнованиях с большим числом участников, составляет весьма заметную – и немалую! – часть бюджета спортивного мероприятия. А плыть против денежного потока, как легко догадаться, мало кому удается. Но имеют место и другие причины, которые мне хотелось бы здесь обсудить подробнее.


Логгеры или обсерверы – за и против.


Прежде всего, следует задаться вопросом, можно ли проводить полноценные соревнования по воздухоплавательному спорту с использованием GPS-логгеров? Ответ – безусловно, да, что и подтверждает практика проведения крупнейших соревнований – чемпионатов мира и Европы в формате с GPS-логгерами. Кажущийся несколько странным вопрос поставлен мной в этом разделе не случайно, а с целью провести непредвзятое сопоставление преимуществ и недостатков обоих рассматриваемых способов проведения соревнований. Посмотрим, какие преимущества дает использование GPS-логгеров (помимо чисто финансовых аспектов):
1. Возможность постановки целого спектра новых заданий.
2. Исключение либо ослабление влияния «человеческого фактора» – как в плане объективности поставляемых GPS-приборами данных, так и в психологическом плане – доверие к «железному прибору» у пилотов выше (с ним не поспоришь), нежели к человеку.
3. Фактически с появлением GPS-логгеров появилась возможность уверенного и объективного контроля нарушений запретных зон.
4. Возможность либо совсем отказаться от маркеров, либо ограничить область их применения зоной работы измерительной команды, что существенно может сократить продолжительность полетного дня за счет отсутствия необходимости поисков маркера(ов).
5. Возможность существенно увеличить количество заданий, выполняемых в одном полете.

К числу недостатков либо возможных проблем я считаю нужным отнести следующие:
1. Отмечаемые многими затруднительность либо невозможность постановки некоторых традиционных заданий, таких, как FON – продолжение выполнения задания и PDG – цель, заявленная пилотом (правда, в последнем случае спортивные директора выходят из положения, предлагая декларировать не цель на поверхности земли, а координаты некоей точки в пространстве).
2. Проблема точности измерений GPS-логгерами – пока от обсуждения этого вопроса в официальных кругах всячески уклоняются, предпочитая считать показания логгеров абсолютно точными (что неявно зафиксировано в действующих спортивных правилах).
3. Затруднительность контроля нарушений спортивных правил, таких, как касание земли, оказание помощи наземной командой в ходе полета или столкновение аэростатов в воздухе.
4. Поскольку при использовании треков для вычисления результатов все чаще применяются компьютерные программы, квалифицированное пользование которыми доступно немногим, все большую роль начинают играть те люди, которые умеют с ними работать, и пилоту все сложнее контролировать правильность подсчета результатов.
Однако мне могут возразить, что многие из этих проблем вполне могут быть отнесены к неизбежным потерям, всегда сопровождающим внедрение нового.

Не умаляя достоинств новой техники и понимая ее привлекательность как любой новой технической игрушки, особенно для молодежи, мне хочется высказать ряд соображений в пользу сохранения института обсерверов, которые мне представляются достаточно весомыми.

Так чем же при таких явных преимуществах «новой техники» и при ее сравнительно умеренных недостатках может быть оправдано сохранение института обсерверов?

Далеко не все знают, что по инициативе подкомитета пилотов (Competitors Subcommittee) CIA FAI после Чемпионата мира 2006 года был проведен опрос достаточно широкого круга пилотов, официальных лиц, делегатов CIA FAI, включающий в себя вопрос о необходимости продолжать использование обсерверов в соревнованиях по воздухоплаванию, и на который большинство опрошенных (77%) ответило положительно! С учетом результатов опроса на конференции CIA FAI в 2008 году, опять же по инициативе подкомитета пилотов, было принято решение проводить чемпионаты мира после 2011 года с обязательным участием обсерверов. В исполнение этого решения именно в таком формате проводился Чемпионат мира прошлого года в США. Правда, впоследствии это решение было дезавуировано (я так и не мог ни от кого добиться, на каком основании), и Чемпионат мира 2014 года, который планировался в Бразилии, было дозволено проводить без обсерверов.

Теперь обратимся к ситуации в нашей стране. Прежде всего, хочется обратить внимание читателя на то, что Федерация воздухоплавания призвана не только проводить соревнования между уже имеющимися пилотами, но и способствовать развитию воздухоплавательного спорта в стране, расширению его географии и увеличению количества вовлеченных в него людей. Как показала практика последнего десятилетия, именно обсерверы являются той средой, которая в немалой степени способствует укоренению и развитию воздухоплавания и воздухоплавательного спорта на местах. На мой взгляд, это особенно актуально для нашей страны, где воздухоплавание все же сравнительно мало доступно большинству населения. Будучи знакомыми с сутью этого спорта, зная правила игры и понимая смысл заданий и действий пилотов, обсерверы в то же время являются и кадровым резервом воздухоплавания – сколько пилотов вышло из их среды! Поэтому ликвидация данного института, а к этому дело идет, может существенно затормозить развитие воздухоплавания как вида спорта у нас в стране.


И как же идут дела

Изменения в практике воздухоплавательных соревнований, произошедшие с появлением GPS-логгеров, к сожалению, оказали и продолжают оказывать весьма негативное влияние на состояние обсерверского корпуса. Ситуация и ранее была не слишком благополучной вследствие, во-первых, малого количества проводимых соревнований, предоставлявших обсерверам не так много шансов совершенствовать уровень своей подготовки, и, во-вторых, высокой «текучести кадров» данной профессии, поскольку из привлекаемых новых людей оставалась в воздухоплавании на более-менее продолжительный срок сравнительно небольшая часть. Кто-то, попробовав и удовлетворив свое любопытство, уходил «искать новых утех», у кого-то менялись жизненные обстоятельства. В итоге даже в чемпионатах России у нас всегда принимали участие обсерверы-новички – ситуация, совершенно немыслимая в других видах спорта.

В последние годы ситуация усугубилась. Многие опытные обсерверы отошли от воздухоплавания, осознавая «бесперспективность профессии», поскольку слишком редко им предоставляется возможность применить свои навыки. Надо признать, что общий уровень подготовки обсерверов, в среднем понизился. Этому способствовало также и практически отсутствие конкуренции, и невозможность проводить качественный отбор лучших при подготовке к соревнованиям, и общее снижение мотивации к образованию, наблюдаемое повсеместно. Негативную роль сыграло и зачастую практикуемое директорами снижение нагрузки на обсерверов в ходе соревнований – во многих случаях наблюдается крен в сторону «виртуальных» заданий, оцениваемых по данным GPS-логгеров, даже если в соревнованиях используются обсерверы. Последнее явление порождает у некоторых преувеличенное представление о собственных возможностях и уровне подготовки, далеко не всегда соответствующее реальности. Следствием явились участившиеся в последние годы жалобы со стороны пилотов на снижение уровня работы обсерверов, совершаемые ими ошибки и прочее (не всегда, впрочем, оправданные[2]).

Следует отметить и то, что в последние два года явно стали видны изменения к лучшему. В различных городах появилась новая поросль молодых обсерверов, подготовленных на местах и неплохо себя зарекомендовавших. Так, в Кунгуре к проходившему там Чемпионату России 2011 г. Андреем Носковым была подготовлена группа обсерверов, которые, хотя и дебютировали сразу на Чемпионате России, обедни не испортили. В минувшем году большинство из них приехали в Великие Луки. В Рязани стараниями Льва Маврина, которому удалось привлечь к этому делу студентов географического факультета местного университета, появился большой отряд обсерверов, принявших участие и весьма неплохо себя проявивших в фестивале «Небо России» 2012 г. Можно сказать, что число вовлеченных в спортивное воздухоплавание людей в Рязани за год увеличилось сразу почти на три десятка человек, что можно рассматривать как иллюстрацию к сформулированному выше тезису о роли обсерверов в популяризации воздухоплавания. Да и в Великих Луках в минувшем году появилась новая волна обсерверов, в отборе и подготовке которых неоценимую роль сыграла Галина Хвоинская. Эти ребята приняли участие в Чемпионате России 2012 года.

Поэтому будет жаль, если все эти люди не смогут найти применение своим силам и умениям ввиду продолжающегося повсеместного вытеснения обсерверов из практики проведения соревнований.
Теперь мне бы хотелось проследить, как упомянутые выше проблемы проявились в некоторых состоявшихся в 2012 г. соревнованиях по воздухоплавательному спорту.


Чемпионат России, Великие Луки, 2012 г.


Проведение чемпионата России с участием обсерверов было условием, поставленным организаторам великолукского мероприятия на заседании Бюро ФВР. Основная мотивировка заключалась в том, что предстоящий чемпионат мира в США будет также проводиться с обсерверами, и нашим пилотам, в нем участвующим, было бы полезно потренироваться на соревнованиях аналогичного формата. Чемпионат проводился в комбинированном формате, когда в части заданий результаты измерялись обсерверами, а в части – по точкам траекторий, измеренных GPS-логгерами.

Оценивая прошедший Чемпионат, я, как старший спортивный наблюдатель, занимавшийся приглашением, отбором и подготовкой наблюдателей, считаю нужным выразить свое глубокое разочарование – прежде всего тем, что характер заданий, ставившихся спортивным директором Корнелисом Ван Хелденом, практически исключал использование обсерверов. Преимущество отдавалось заданиям, в которых зачет проводился по точкам трека. Задания же, формально относящиеся к компетенции обсерверов, оказались такими (FIN - прилет, JDG – цель, заявленная судьей, и HZW – вальс-сомнение), в которых большая часть маркеров сбрасывалась в зону действия измерительной команды, а обсерверам оставалось лишь фиксировать точки взлета и посадки. Фактически настоящей работы у обсерверов не было, равно как и у дебриферов.

Таким образом, Чемпионат по существу был проведен в формате с GPS-логгерами, а присутствие обсерверов было в значительной степени номинальным – лишь бы соответствовать требованию Бюро ФВР.

Поскольку на привлечение и подготовку обсерверов и дебриферов (а в этом плане, с точки зрения кадрового состава, ситуация в этом году была существенно более благополучной, нежели в прежние годы) были затрачены немалые силы, а на их размещение и питание – и немалые средства, то, на мой взгляд, все это оказалось потраченным впустую. Я уже не говорю о моральном ущербе, нанесенном людям, которые, зачастую с большим трудом, нашли возможность приехать на Чемпионат и, в конце концов, оказались не у дел. Будучи в Великих Луках старшим спортивным наблюдателем с 2006 г., могу сказать, что такое наблюдаю в первый раз.

Что можно предпринять, дабы избежать повторения подобных казусов – сказать трудно, поскольку выбор и назначение спортивных заданий, согласно существующим правилам, находятся целиком в компетенции спортивного директора, и никто не вправе вмешиваться в его решения. Возможно, эти вопросы следует обсуждать на стадии выбора кандидатуры спортивного директора. Но, как правило, переговоры со спортивным директором ведут организаторы соревнований, зачастую не искушенные в таких тонкостях и не заинтересованные в их обсуждении. Какое-то слово в этом плане может сказать Бюро ФВР, формально утверждающее кандидатуры официальных лиц Чемпионата России и Кубка России. Возможно, следует это как-то оговорить в Положении о соревнованиях.


Чемпионат мира, Баттл-Крик, США, 2012 г.


Поскольку этот Чемпионат мира впервые с 2006 года проводился с обсерверами, мое внимание в первую очередь было обращено именно на эту сторону дела. Возможно, из-за этого мой взгляд на прошедший Чемпионат может показаться несколько односторонним и вполне субъективным. Но пусть выскажутся и другие.

Прежде всего, должен сказать, что отмеченные выше общие тенденции в обсерверском движении, такие, как сокращение числа активно действующих и квалифицированных обсерверов, сложности с привлечением, обучением и подготовкой новых людей и т.п. дали о себе знать и на Чемпионате мира в США. Понятно, что участвовать в этом мероприятии было по силам далеко не всем желающим. Поэтому, хотя по предварительным заявкам состав обсерверов выглядел достаточно сильным, далеко не все из заявившихся смогли приехать. В частности, из восьми российских обсерверов, подавших заявки на участие, смогли приехать лишь четверо. У остальных возникли проблемы с визами, работой и т.п. Вследствие этого организаторам пришлось в последний момент дополнительно приглашать обсерверов из местных, и, как я понял, далеко не все из них были достаточно квалифицированны, а некоторые вообще оказались новичками.

Хочется отметить, что, в отличие от соревнований, в которых мне приходилось участвовать ранее, здесь использовалась несколько иная система назначения обсерверов. Обычно всегда вывешивался список назначений, в котором против фамилии каждого обсервера проставлена фамилия и номер пилота, к которому он назначен на данный полет. Здесь же, на Чемпионате мира, на столе раскладывались карточки с фамилиями обсерверов, к каждой из которых была прикреплена карточка с именем и фотографией аэростата пилота. Каждый находил свою карточку, отцеплял и брал с собой карточку своего пилота, а по окончании полета и приезде в центр соревнований возвращал ее вместе с маркерами и GPS-логгером.

Благодаря такой системе полный список всех обсерверов так ни разу и не попался мне на глаза, и провести какие-либо статистические изыскания было затруднительно. Тем не менее, по косвенным данным я понял, что проблемы с недостаточной подготовкой отдельных, пусть и немногочисленных, обсерверов имели место. Об этом свидетельствовали и регулярность, с которой чиф-обсервер Чемпионата Линда Гавиган разъясняла на обсерверских брифингах элементарные вещи, известные любому мало-мальски квалифицированному обсерверу – как правильно отмечать и измерять положение маркера, как правильно заполнять отчет и т.п.. Частные же беседы со знакомыми людьми из спортивной дирекции свидетельствовали, что ошибки, и порой существенные, обсерверами допускались.

Должен сказать, что в целом в ходе Чемпионата обсерверов не шибко утруждали – самому мне измерить маркер довелось всего три раза за 9 соревновательных полетов. А в последнем (пардон, в крайнем) полете все задания были поставлены либо для GPS-логгеров, либо для измерительных команд – обсерверам предоставили возможность напоследок прокатиться по району соревнований, полюбоваться пейзажами, поснимать и т.п. На предыдущем Чемпионате мира, где мне довелось также быть обсервером, в 2006 году в Японии, работать приходилось гораздо больше и напряженнее.

По окончании Чемпионата у меня сложилось впечатление, что это был последний Чемпионат мира, в котором использовались обсерверы. Грустно говорить об этом, но такое мнение разделяли и многие из знакомых мне ветеранов-обсерверов из разных стран, так что заключительная традиционная вечеринка обсерверов прошла с немалой ноткой грусти.


И, напоследок, перспективы…


Итак, как же все-таки быть с обсерверами – отказаться от них совсем, как предлагают некоторые, в том числе и весьма влиятельные в CIA FAI лица, считающие обсерверов обузой, «прошлым веком», от которых нужно поскорей избавиться? Или же они нужны нашему воздухоплавательному сообществу, и институт этот следует в каком-то виде сохранить? Одна из целей написания данного текста – побудить всех подумать на эту тему. Ситуация сейчас такова, что почти никто не против существования обсерверов, но и предпринимать в этом плане что-либо мало кто намерен. Подобно тому, как выдергивать цветок с корнем никто не собирается, но и поливать его желающих нет... Понятно, что при этом цветок рано или поздно засохнет сам. Так и с обсерверами – еще пару-тройку лет такой ситуации, и все может заглохнуть – «успокоимся и разойдемся по домам».

Не могу сказать, что вижу какие-либо готовые решения. С одной стороны, в силу сказанного выше в существовании данного института должна быть заинтересована Федерация воздухоплавания, одной из главных целей которой является популяризация и распространение воздухоплавания и воздухоплавательного спорта по регионам страны, в коем процессе, как я, надеюсь, показал, обсерверы играют немалую роль. С другой стороны, будем реалистами – Федерация не может ставить жесткие условия организаторам соревнований на предмет обязательного использования обсерверов, не рискуя остаться без желающих что-либо организовывать и проводить. Кстати, та же проблема, как я понял, посетив несколько конференций, стоит и перед CIA FAI. Возможно, проведение соревнований с обсерверами может быть использовано (следует использовать) как один из преимущественных факторов при рассмотрении Бюро ФВР заявок на проведение рейтинговых мероприятий, скажем, Чемпионата России (если будет введено преимущественное право на его проведение тем, кто готов пригласить обсерверов, как местных, так и иногородних).

Меня, конечно, могут упрекнуть в том, что в своей оценке ситуации я несколько сгустил краски. В какой-то мере это было сделано сознательно, дабы ярче обозначить проблемы. Скажу только еще раз, что целью, поставленной мною в данной статье, было не столько предложить готовые решения, сколько, привлечь к обсуждаемым проблемам внимание воздухоплавательной общественности и призвать к совместному поиску их решения.

Юрий Митягин

[1] Приношу свои извинения ревнителям чистоты русского языка, к коим, как правило, причисляю и себя самого («Неужели нет слова подходящего такого, чтобы термин заменить?»), но в дальнейшем буду использовать слово «обсервер» вместо «наблюдатель». По той причине, что у русскоязычного читателя слово «наблюдатель» ассоциируется с человеком, который смотрит, но ничего не делает, что не вполне соотносится с функциями обсервера в нашем виде спорта.
[2] Будучи старшим спортивным наблюдателем, я, к примеру, неоднократно обращался к пилотам, чтобы в случае неудовлетворенности работой обсервера они доводили до моего сведения соответствующую информацию – но за все время практически ни разу аргументированной жалобы на обсервера от пилота не получал.


Вы здесь: Home Статьи Воздухоплавательный спорт Заметки чиф-обсервера