Приветствие

Журнал Воздухоплаватель

Дорогие Друзья! 


Благодарственное письмо Генерального штаба




Воздухоплаватель №33Если вы хотите узнать об увлекательнейших воздухоплавательных приключениях, приоткрыть завесу над тайной прошлых разработок и испытаний воздухоплавательной техники, быть в курсе проводимых в России и мире спортивных, научных, развлекательных воздухоплавательных мероприятий, обучиться приемам владения воздухоплавательной техникой, то открывайте и читайте «Воздухоплаватель». Журнал выходит с 1995 года.

Распространяется  адресной рассылкой, а так же на воздухоплавательных мероприятиях, как в России и СНГ, так и за рубежом.

По всем вопросам смело обращайтесь в редакцию.

Мы любим наших читателей-единомышленников. В богатстве общения - богатство информации.

 

Главный редактор: В.Латыпов

Читайте в свежем номере...

Carol Rymer Davis

В память о погибших аэронавтах – Ричарде Абруццо (Richard Abruzzo) и Кэрол Раймер Дэвис (Carol Rymer Davis), составлявших команду аэростата «USA-2» на 54rd Coupe Aeronautique Gordon Bennett в 2010 году, – приводится перевод статьи Марио Тоскано (Mario Toscano), написанной в 2006 году для журнала «FAA - Aviation News».

In memory of Richard Abruzzo and Carol Rymer Davis, members of “USA-2” balloon team in Coupe Aeronautique Gordon Bennett 2010 International Gas Balloon Race we are giving here fragments from Mario Toscano article for the «FAA – Aviation News» magazine in 2006.

 

В 2010 году во время соревнований на газовых аэростатах на Кубке Гордона Беннетта (Coupe Aeronautique Gordon Bennett) погибли американские аэронавты Ричард Абруццо (Richard Abruzzo) и Кэрол Раймер Дэвис (Carol Rymer Davis), составлявшие команду аэростата «США-2» (USA-2).
Старт аэростатов проходил в ночь с 25 на 26 сентября 2010 года, с фермерского поля недалеко от Бристоля (Bristol, England). После семи часов наполнения оболочек газом аэростаты наконец начали взлетать один за другим, уходя в холодную лунную ночь под звуки национальных гимнов стран-участниц. Почти три тысячи болельщиков постоянно следили за ходом соревнований по Интернету.
Победителями Кубка Гордона Беннетта того года стали швейцарцы Курт Фрейден (Kurt Frieden) и Паскаль Витпрахтиг (Pascal Witpraechtig). Они выбрали тактику полета в верхних слоях воздушного пространства. Их средняя скорость превышала 78 км/час. Когда они наконец приземлились на самом восточном крае полетной карты соревнований в Румынии с результатом 2434 км, в воздухе еще оставалось шесть команд. Один за другим аэростаты начали садиться, и все уже готовились отпраздновать так хорошо организованные соревнования, как стало известно, что один из трех аэростатов, остававшихся в воздухе, пропал с радаров, пролетая над морем во время шторма.
Ричард Абруццо участвовал в Кубке в 13-й раз, Кэрол – в 8-й. Они много раз летали вместе, в том числе и в Кубке Гордона Беннетта, и в соревнованиях «The America’s Challenge». Однако этот полет для них оказался последним.
Согласно отчету Национального Комитета по Вопросам Безопасности Транспорта (NTSB), аэростат пропал с экранов радаров над Адриатическим морем ночью 29 сентября 2010 года во время разразившегося шторма. Предположительно в него попала молния, поскольку на конечном участке зафиксированной траектории полета аэростат имел большую вертикальную скорость (около 80 км/час). После долгих и продолжительных поисков, спустя уже девять недель, гондола с телами Ричарда и Кэрол была случайно обнаружена рыбацкой шхуной. Исследование остатков оболочки подтвердило версию удара в аэростат молнии и последующей детонации водорода.
В память о погибших аэронавтах приводятся отрывки из статьи Марио Тоскано (Mario Toscano), написанной в 2006 г. для журнала «FAA - Aviation News», и воспоминания Ричарда Абруццо о полете аэростата «Double Eagle II» Петера Стекеля (Peter Stekel). Эти истории, возможно, помогут нам в чем-то больше понять наших погибших товарищей-воздухоплавателей.


2006 год, Mario Toscano


Кэрол Раймер Дэвис была воздухоплавателем мирового класса на газовых и тепловых аэростатах, она также активно соревновалась и в других видах спорта, включая скалолазание, бег, лыжи и велоспорт.
Для того чтобы достичь успехов в воздухоплавании, необходимо обладать жесткой дисциплинированностью, а также полностью отдавать себя этому делу – считала Кэрол. Это помогло ей и ее пилоту-напарнику Ричарду Абруццо привезти в сентябре 2004 года домой такой желанный трофей – Кубок Гордона Беннетта за победу в соревнованиях на газовых аэростатах. Кэрол стала первой женщиной, добившейся победы в соревнованиях на газовых аэростатах.
Как рассказывала Кэрол, знакомство с воздухоплаванием для нее началось в 1970 году в Альбукерке (Albuquerque). Она и ее муж Джон К.Дэвис IV (John C.Davis, IV), после просмотра научно-познавательной передачи о воздухоплавании, решили испытать новые ощущения. Дело в том, что Джон, летавший к тому моменту на всевозможных летательных аппаратах, никогда не поднимался на аэростате – поэтому супруги и решили, что было бы здорово полетать на нем! Итак, они нашли человека с аэростатом, которому необходимо было заплатить сумму в размере шестой части стоимости аппарата. Взамен они получали в собственность эту 1/6 часть аэростата, и он научил бы их летать на нем. (За 1/6 часть аэростата необходимо было заплатить 1000 долларов США.)
В то время Кэрол была уже состоявшимся специалистом по радиологии, но 1000 долларов у нее не было. Поэтому она продала свой автомобиль, чтобы выкупить долю за аэростат, и стала ездить на работу на велосипеде. Со временем они с мужем выкупили еще 2/6 – и стали обладателями уже трети аэростата. Так начались годы счастливых воздухоплавательных полетов…
Спортивная карьера Кэрол в воздухоплавании началась в 1971 году. Она много летала, потом прошла обучение в наземной школе Воздухоплавательного общества в Альбукерке. В 1975 году Кэрол получила право пилотирования газовыми аэростатами; и так ее опыт в воздухоплавании приобрел новый размах. В конце 70-х она установила несколько высотных и других мировых рекордов, а в 1979 году установила мировой рекорд на тепловом аэростате класса АХ-5, поднявшись на высоту 9540 метров.
После десяти лет довольно интенсивного воздухоплавания, в 80-х она занялась газовыми аэростатами нового типа, не имеющими традиционной сетки (эти аэростаты были сконструированы ее мужем совместно с воздухоплавательной фирмой «Raven Industries»).
В 1996 году в первый раз Ричард Абруццо предложил Кэрол совершить совместный полет. И с тех пор они начали летать вместе – по нескольку раз в год. Кэрол говорила, что эти полеты всегда были интересны для нее. Необходимо было регулярно тренироваться, чтобы не потерять необходимые летные навыки. Особенно остро она осознала это после случая в 2005 году во время фиесты, когда они с Ричардом попали в мощный нисходящий поток и оказались на земле раньше, чем этого хотели.


История участия в Кубке Гордона Беннетта 2005 года


Согласно правилу, установленному ФАИ (FAI), местом проведения ежегодных соревнований на Кубок Гордона Беннетта становилась страна, к которой принадлежал победитель предыдущих соревнований. Кэрол и Ричард выиграли Кубок в 2004 году, поэтому организаторами соревнований на Кубок Гордона Беннетта 2005 года стали США – а какое место может быть лучше для этих соревнований, чем Альбукерке во время проведения ежегодной Фиесты?
Попытка Кэрол и Ричарда подтвердить свой титул победителей на аэростате «США-1» продолжалась 22 часа, но она была внезапно прервана около Кендалла, штат Канзас (Kendall, Kansas), примерно в 650 км от места старта в Альбукерке. Полет со скоростью примерно 56 км/час в спокойной атмосфере на высоте 2130 метров над уровнем моря закончился столкновением с термическими потоками, возникшими во второй половине дня, и неожиданным сильным нисходящим потоком.
«Когда мы попали в нисходящий поток, – рассказывала Кэрол, – все начало происходить очень быстро. Мы оба понимали, что что-то не так, и стали обсуждать это так, как если бы сидели и беседовали во время ужина. В подобные моменты начинаешь перебирать все возможности, пытаясь понять, что делать – в то время когда очень быстро приближаешься к земле.
Ричард посмотрел на гайдроп. На газовом аэростате, если собираешься приземляться, все, что ты можешь делать – это выбросить за борт гайдроп (гайдроп – тяжелый канат, смотанный в большой клубок), а это 18 кг возвращаемого балласта. Выброшенный, он замедлит ваше снижение, и если вы ударитесь о землю, то не слишком сильно, и снова взлетите, и у вас все еще останется этот балласт, в отличие от песка, который выбрасываешь за борт», – объясняла Кэрол.
Быстрое снижение!
«Я оглянулась вокруг, схватила то, что мы называем корзиной для «кошачьего туалета», в которой было насыпано два мешка балласта (песка), и опустошила ее – но мы продолжали приближаться к земле все еще слишком быстро! Ричард схватил нож, бывший на борту, и был готов перерезать канаты удерживающие гайдроп – такое было для нас не в новинку, – но тут мы увидели впереди по курсу несколько дорог, идущих с севера на юг, и одну дорогу с востока на запад (все это происходило около 4 часов пополудни местного времени). Вначале провода не были видны, но по мере приближения мы разглядели, что вдоль дорог тянется ЛЭП. Тогда мы решили не обрезать гайдроп, а избавиться от большей части балласта и, возможно, начать набор высоты. И вдруг – мы зависли! Скорость наша была около 80 км/час, и зависли мы всего на мгновенье. Оказалось, что мы зацепились за верхний провод ЛЭП. Сила движущегося аэростата порвала его, но затем корзина качнулась, накренившись примерно градусов на 60. Наклон был настолько крут, что Ричард не удержался и выпал из гондолы.
«Я упала на дно корзины, а когда поднялась на ноги и выглянула наружу, то поняла, что нахожусь уже на высоте около 300 метров над землей. Я оглянулась назад, но где находится Ричард, увидеть не смогла.
В тот момент мне пригодились все знания, которые я получила не только в воздухоплавании, но и в армии США. Самое главное, что требовали мои навыки выживания – это быстро собраться с духом.
Я тут же взглянула на сотовый телефон и позвонила команде подбора. Было необходимо, чтобы они сообщили в центр соревнований о происшествии, и дали координаты столкновения с ЛЭП, которые я продиктовала с GPS, понимая, что не успела далеко улететь от того места, где упал Ричард. Страшнее всего казалась мысль о том, что одного из моих лучших друзей – Ричарда, больше нет. Я не знала, выжил ли он или нет. Тогда я представляла себе самое худшее!
Итак, я резко набрала высоту, примерно 4270 метров. Тем временем экипаж связался с командным центром и сообщил, что у нас сложилась непредвиденная ситуация».
Взять себя в руки!
«Через некоторое время я собралась с мыслями и поняла, что смогу выбраться из этой скверной истории живой, только если возьму себя в руки и посажу аэростат. Итак, когда я набрала высоту в 4270 метров, то потянула клапан и начала снижаться.
Сначала я выбросила гайдроп, который оказался в корзине, хотя должен был находиться снаружи, потом выбросила 3 или 4 мешка с песком. При скорости ветра около 88 км/час приземлялась я с вертикальной скоростью 3-4 м/сек, а это была как раз скорость, на которую я и рассчитывала в тот момент, – объясняла Кэрол. – После касания земли я немного замешкалась и недостаточно быстро потянула за канат, который должен был раскрыть основной клапан и выпустить газ, поэтому клапан не открылся. Из-за моей нерасторопности не оставалось другого выхода, как задействовать верхний клапан (как на тепловом аэростате) и лечь на дно корзины, чтобы удерживать его. А когда выпускаешь газ с помощью верхнего клапана, требуется очень много времени…
Гондола стала моей маленькой клеткой, которая волочилась по сельской местности. Она постоянно переворачивалась, и все, что находилось внутри, летело за борт. Когда я выглянула, то увидела, что приближаюсь к забору, вдоль которого проходит ЛЭП – и поняла, что нет никакой возможности избежать столкновения. Я протаранила и то и другое… Аэростат оборвал нижний провод ЛЭП (к счастью, провод оказался не под напряжением), и продолжал двигаться дальше. Через несколько метров я попала в ложбинку, и корзина перевернулась в ней вверх дном, превратившись в то, что мы называем «собачьей будкой». Так меня тащило до тех пор, пока корзина опять не ударилась обо что-то и снова не перевернулась в нормальное положение. В этот момент меня выбросило из корзины, но я зацепилась за что-то, и какое-то время пришлось скользить на одной ноге, пока я не вытащила другую, зацепившуюся ногу из ботинка. Корзина продолжала волочиться. От места посадки (начала волочения) до места освобождения из корзины оказалось примерно 16 км, аэростат тащило 15 минут. И эти 15 минут показались мне целой вечностью».


Завершение этой истории


«Когда я немного пришла в себя, то поняла, что у меня нет ни рации, ни вообще ничего – все повылетало, пока меня тащило по земле. Я стала собирать вещи, идя по следу ехавшего аэростата. Сначала прошла ограждение из колючей проволоки, на котором висели куски оболочки, затем вышла на кукурузное поле. Там я заметила дорогу, к которой и направилась. Не успела еще подойти к дороге, как подъехала машина шерифа, а через пару минут прибыла и скорая помощь. Когда меня подобрали, я была вся в пыли, которую собрала, пока волочилась в корзине за аэростатом, особенно много пыли было на моих веках».
Доктор Кэрол Раймер верила в то, что твердый дух и хорошая физическая подготовка помогли тогда ей и Абруццо остаться в живых. То, что после падения с высоты 12 метров Ричард Абруццо остался жив, казалось сродни чуду. У него был раздроблен таз, смещены ребра, разбито предплечье и запястье.


Безопасность в воздухоплавании


Никогда не прекращайте учиться!
Отвечая на вопрос журнала «Авиационные Новости Федеральной Авиационной Администрации», об уроках безопасности которые она извлекла из соревнований на Кубке Гордона Беннетта – 2005, Кэрол отметила, что когда она впервые начала летать на газовых аэростатах, у нее всегда был при себе нож, и она знала, где он находится. В том полете, когда они попали в нисходящий поток в Канзасе, на борту был только один нож. «Ричард схватил нож, чтобы обрезать веревки, удерживающие гайдроп. Но когда мы решили не обрезать канат, я развернулась, чтобы выбросить из корзины еще что-нибудь из балласта. Если бы у меня под рукой был нож, – вспоминала Кэрол, – я бы смогла легко обрезать мешок с балластом. И, возможно, избежать столкновения.
Второй урок, который я извлекла – это то, что необходимо всегда летать с мешком балласта, до которого легко дотянуться. После того, как я опустошила «кошачью корзинку», мне бы хотелось иметь для сбрасывания что-то более доступное, чем вещи, привязанные внутри корзины».
По мнению Кэрол, они реагировали на ситуацию настолько быстро и адекватно, насколько было возможно. Просто они оказались не в то время и не в том месте. Один из заместителей шерифа, глядя на порванную ими ЛЭП, сказал, что на две мили в обе стороны от этого места ЛЭП больше не было. Им просто не повезло! Они были посреди штата Канзас, в той части страны, где одна дорога находится на расстоянии 8 км от другой.
Кэрол постоянно училась по своей медицинской специальности и много читала. Когда она окончила ординатуру, у них был элементарный ультразвук (тогда не было ни компьютерной томографии (КТ), ни магнитно-резонансной (МРТ)). После того, как она окончила университет, ей пришлось это все изучить. Ее знания и умения постоянно развивались.
Она задумывалась о безопасности во время полета на газовом или тепловом аэростате за несколько дней до полета – «что, если?». Что делать, если аэростат несет на ЛЭП? Для тепловых аэростатов правило предписывает, чтобы корзина была ниже проводов, и клапан был полностью открыт. Она перебирала в уме ситуацию: что делать, если напарник выпадет из аэростата, а ее затянет в грозу? Она считала, что надо открыть клапан: аэростат бы выпустил газ и сложился сам собой в парашют; тогда, выбросив все из корзины, она смогла бы приземлиться, как на парашюте.
Кэрол тщательно готовилась и к полетам на тепловых аэростатах. Для каждой вещи в корзине у нее было определено свое место, и когда она ехала на старт, то прокручивала в голове, что где лежит. Она знала, во время полета может случиться все, что угодно – но ей удавалось избегать внештатных ситуаций, так как она знала, как правильно реагировать. «Что, если потечет огневой клапан? Что, если потечет газовый баллон? Что, если возникнет пожар на борту?» (Пожара на борту у нее никогда не случалось, хотя случай утечки газа был, поэтому у нее уже имелся опыт такой ситуации.)
Каждые два года пилоты после прохождения курсов повышения квалификации сдают экзамен, на котором обсуждают с экзаменатором возможные аварийные ситуации и свои действия в этих ситуациях. Кэрол училась не только на своих, но и на чужих ошибках. Постоянно читала статьи о газовых аэростатах, которые публикуются Федерацией Воздухоплавания Америки (BFA), а также ежемесячные обучающие брошюры BFA «Skyline», посещала семинары по безопасности, на которых тщательно разбирались различные ситуации и правила подготовки полета.
После каждого полета на газовом аэростате они с напарником проводили дебрифинг, на котором разбирали действия друг друга. Зачастую это были формальные дебрифинги, в рамках которых они просто имели возможность пообщаться в дружеской обстановке и обменяться опытом.


Напутствие наставника


Доктор Кэрол Раймер Дэвис рекомендовала воздухоплавателям-новичкам начинать с книг. Сначала запомнить основные правила безопасности. Для того, чтобы начать пилотировать аэростат, обязательно нужно получить Сертификат пилота аэростата.
«Полеты на газовых аэростатах контролируются Управлением воздушного движения, с которым мы взаимодействуем во время наших полетов. Поэтому перед началом любого полета мы неоднократно повторяем все правила, потом перед началом основных полетов мы совершаем несколько тренировочных, и когда мы понимаем, что полностью готовы и ничто не сдерживает нас, особенно материальный фактор, мы отправляемся в Европу. В Европе мы летаем, используя водород, так как там он дешевле, и летаем, летаем... летаем целую неделю. Самая лучшая подготовка пилота к соревнованиям – это летная практика, так что как только человек получает летный сертификат, необходимо сразу начать летать, чтобы получить как можно больше практических навыков. После того, как пилот понимает, что достиг необходимого уровня, он может участвовать в соревнованиях. Но перед этим я подвергаю своего ученика жесткому экзамену и тщательной проверке», – рассказывала Кэрол.
Перечень проверок в воздухоплавании, как и в остальной авиации общего назначения, очень важен, потому что вы можете легко что-то забыть. Перед соревнованием важно спланировать все до мелочей – даже питание. Потом необходимо выбрать напарника, на которого вы могли бы положиться во время полета. И, конечно, ставить перед собой реально достижимые цели...
Руководство по выполнению полетов на аэростатах Федеральной Авиационной Администрации (FAA-H-8083-11) охватывает все вопросы полетов на аэростатах, тепловых и газовых, и имеет несколько примеров функциональных перечней проверок.
(Руководство можно найти в Интернете на страничке:
http://www.faa.gov/regulations_policies/handbooks_manuals/aircraft/media/FAA-H-8083-11.pdf.).
Кэрол обучала многих пилотов. У нее было много таких, которые могли самостоятельно управлять аэростатом уже после двух часов инструктажа, но также и такие, которые не смогли бы этого сделать и после десяти часов... «Поэтому многое зависит от человека. К одним находишь подход сразу, к другим – никогда. Если кто-то приходит ко мне и говорит, что он хочет научиться спортивному воздухоплаванию на газовых аэростатах, я буду считать, что этот человек прочитал уже достаточно литературы о правилах и инструкциях». Она предполагала, что когда к ней приходят с просьбой помочь в подготовке, то человек уже обладает определенным багажом знаний, включая летный опыт, который «означает совершение ошибок и извлечение из них уроков!»
«К полету на тепловом аэростате во время уикенда вы начинаете готовиться примерно в среду – начинаете смотреть прогноз погоды, готовите команду подбора и прочее. Такая подготовка занимает дни – а вот подготовка к полету на газовом аэростате занимает недели и месяцы.
Полеты на тепловых аэростатах легче. Вы устанавливаете аэростат – и летите. Время нахождения в воздухе на тепловом аэростате, чтобы попасть в какую-либо неприятность, намного меньше, сам процесс подготовки к полету, полет и подбор аэростата значительно короче. Для полета же на газовом аэростате один только процесс наполнения газом является сложным и продолжительным».


Партнеры в полете. Совместимость


«Мне неизвестен способ подбора партнера, – говорила Кэрол. – Когда Ричард выбрал меня, мы совершили первый полет, чтобы посмотреть, что из этого получится. Однажды я летала с женщиной-напарницей. Это было бедствие! Полет у нас, мягко сказать, не удался. Иногда даже не получается предположить, насколько вы будете совместимы, пока не заберетесь в корзину и не побудете с кем-либо пару дней в стрессовой ситуации. Вы просто должны попробовать. Джон и я летали вместе достаточно долго. У нас хорошо получалось, что редкость для команды, состоящей из супругов – но в нашем случае это получилось!»
«Ричард и я где-то после трех полетов взяли за правило встречаться задолго до полета, в мае или июне, чтобы обсудить вместе подробности предыдущего полета. Мы должны понять и оценить, когда мы действовали правильно, понимать, когда наши действия действительно безошибочны – и, конечно, вспомнить, где ошибались. Мы остаемся честными друг перед другом, когда говорим о том, что чувствовали по отношению друг к другу, и о том, как зачастую бывали неправы».
Во время участия Ричарда и Кэрол в Кубке Гордона Беннетта в 2004 году (они стартовали из Тионвиля во Франции (Thionville, France)) они выполнили короткий полет – всего 53 часа, на расстояние 1802 км, пролетев 5 часов под дождем. Полет через Балтийское море продолжался 32 часа и 15 минут, дождь не прекращался.
«Когда мы были уже готовы приземлиться в Швеции, земля была закрыта туманом, и мы снова прошли испытание дождем. Физическая и моральная подготовка, конечно, важна в повседневной жизни, но также особо важна для полета на газовом аэростате. Во время полета многие чувства обостряются, поэтому очень важно соответствовать подготовке того, с кем ты летишь. Ричард и я нечасто встречались в течение года, но благодаря тому, что имеем богатый опыт общения друг с другом, достаточно быстро настраиваемся на полет. Все наши беседы с Ричардом только вокруг того, куда мы собираемся, и как будем воплощать это в жизнь», – рассказывала Кэрол.
Кэрол приводила в качестве примера партнерской совместимости ее полет во время Кубка Гордона Беннетта 2005 года, когда они пытались удержать титул чемпионов. «Когда Ричард и я увидели ЛЭП, мы оба приняли решение не обрезать гайдроп – я имею в виду, что если бы мы выбросили гайдроп с высоты, то зацепились бы им за ЛЭП, и тогда уже не смогли бы освободиться от провода».
Кэрол ежедневно проезжала на велосипеде по 40-50 км. Второе, чем они с Ричардом занимались – это лыжи. Она участвовала в лыжных гонках среди мастеров Рокки Маунтин (Rocky Mountain). Кэрол говорила, что физическое здоровье не играло главной роли во время полета на Кубок Гордона Беннетта 2005 года… «но после того, как Ричард выпал, – говорила она иронически, – надо было быстро опустошать мешки с песком, а также делать многое для того, чтобы подготовить корзину к посадке. Конечно, когда вы находитесь в подобной ситуации, силы появляются как бы из ниоткуда!».
Когда Кэрол спрашивали о ее собственной установке на занятия воздухоплаванием, она отвечала: «Это тело, дух и разум! Я верю в Бога, хорошо подготовлена физически, и внутренне готова к соревнованиям. Какими бы полетами вы ни занимались, будьте готовы умственно, физически и духовно летать. Вы должны чувствовать себя отдохнувшим без помощи каких-либо медицинских средств или наркотиков, и быть готовыми настолько, насколько это возможно».
«Вы знаете, что обычно не бывает так, чтобы аварию вызвало только что-то одно. Нисходящий поток, гроза, столкновение с ЛЭП, нераскрытие газового клапана – все это накапливается и выливается во что-то большее. Поэтому, если вы можете начать полет настолько хорошо подготовленным, насколько только можете, вам всего лишь придется иметь дело с вещами, которые сваливаются на вас неожиданно».
Сложный полет – это хороший полет?
«Скучный полет – для меня очень удачный полет. С другой стороны, на наших ошибках мы учимся. Только во время полета мы смогли узнать, что будет, если немного растянуть оболочку – на примере квалификационного полета для участия в Кубке Гордона Беннетта, который проходил в рамках соревнований Америка Челлендж (The America’s Challenge) в 2004 году. На третью ночь у нас оставалось только 5 или 6 мешков песка, и мы не знали, хватит ли нам этого, чтобы лететь до рассвета. Это была очень напряженная для меня ночь, но теперь мы знаем, что – можем! А в ту ночь над Южной Дакотой мы не знали этого. Тут в игру вступает география. Если вам придется садиться ночью, в Канзасе или Небраске шансы налететь на что-либо невелики. Но если бы мы были восточнее, над горным районом – я не знаю, какое бы мы тогда приняли решение».
Окончание в следующем номере