Приветствие

Журнал Воздухоплаватель

Дорогие Друзья! 


Благодарственное письмо Генерального штаба




Воздухоплаватель №33Если вы хотите узнать об увлекательнейших воздухоплавательных приключениях, приоткрыть завесу над тайной прошлых разработок и испытаний воздухоплавательной техники, быть в курсе проводимых в России и мире спортивных, научных, развлекательных воздухоплавательных мероприятий, обучиться приемам владения воздухоплавательной техникой, то открывайте и читайте «Воздухоплаватель». Журнал выходит с 1995 года.

Распространяется  адресной рассылкой, а так же на воздухоплавательных мероприятиях, как в России и СНГ, так и за рубежом.

По всем вопросам смело обращайтесь в редакцию.

Мы любим наших читателей-единомышленников. В богатстве общения - богатство информации.

 

Главный редактор: В.Латыпов

Читайте в свежем номере...

Америка с высоты птичьего полета

С.Булатов с американскими волонтерамиПрошло более 10 лет с момента посещения юбилейного тридцатого фестиваля воздухоплавателей в городе Альбукерке (США), а статья до сих пор не утратила свою актуальность. Впечатлениями о поездке делится руководитель команды воздухоплавателей пилот из Казани Сергей Булатов.

America from bird’s-eye view

Ten years have passed from visiting the 30th Albuquerque International Balloon Festival, but the article didn’t lose its actuality. Sergey Bulatov - a balloon pilot from Kazan, share his impressions.

С 6 по 15 октября 2001 года в городе Альбукерке (Albuquerque, USA) проходил юбилейный – тридцатый съезд воздухоплавателей. Крупнейшая мировая фиеста была ознаменована грандиознейшим праздником и обширной спортивной программой, в которой приняли участие более 850 команд со всех континентов. Почетная роль представлять Россию на данном мероприятии выпала экипажу из Казани.

Америка с высоты птичьего полета

Альбукерке не случайно является общепризнанной воздухоплавательной столицей мира. Город, численность населения которого приближается к 500 000, имеет 400 тепловых аэростатов!!! Мягкие климатические условия благоприятны для полетов аэростатических аппаратов круглый год. Ровное обширное плато, расположенное на высоте 1500 метров над уровнем океана, 340 солнечных дней в году, ветер, который с высотой меняет направление на противоположное… Все это создает природную уникальность и привлекает ежегодно, в первых числах октября, 200-300 тысяч любителей воздухоплавания. Нам, команде казанских воздухоплавателей, повезло – мы оказались единственными россиянами, кто сумел оформить въездные визы до 11 сентября. Попасть в Америку, да еще с такой почетной миссией – это, может быть, выпадает раз в жизни, поэтому на общем совете команды решили не замыкаться узко на полетах, а посмотреть как можно больше вокруг. Поэтому наш маршрут выглядел следующим образом: Москва - Лос-Анжелес - Голливуд - Гранд Каньон - Альбукерке - Лас Вегас - Лос-Анжелес. Общая продолжительность путешествия – 3 недели.

Сергей Булатов, Рафис Зиятдинов и Александр КалачевАмерика встретила казанцев приветливо – и настороженно. Безусловно, сказались события 11 сентября. В Лос-Анжелесе, куда прилетела наша команда, вместе с представителями Аэрофлота и таможни США нас встретил вооруженный военный патруль. Хотя для нас выглядело это больше комично, чем сурово. Представьте себе «спецназовца» – молодую негритянку в очках с толстенными линзами, эдакую кругленькую «пышку», одетую в камуфляжную форму, плотно обтягивающую фигуру и готовую вот-вот лопнуть от распирающих ее женских прелестей. Тем не менее, на животе у этой красотки дулом вниз болтается автоматическая винтовка М-16. Кого она сможет защитить? Скорее уж, сама станет объектом нападения сексуальных террористов.

Со слов телекомментаторов, Америка в эти дни испытывала небывалый подъем патриотизма, хотя со стороны это проявлялось только обилием миниатюрных американских флагов, закрепленных на антеннах автомобилей, окнах, витринах. Общаясь за время поездки со многими людьми, мы убедились, что мировая политика США не входит в разряд любимых тем для разговоров. Рядовой американец вполне доверяет своему правительству и президенту и, соответственно, поддерживает проводимую ими внешнюю политику. Если начаты военные действия против террористов в Афганистане – значит, так надо. Правда, один раз, в Альбукерке, мы стали свидетелями антивоенной демонстрации молодежи, которая проходила неподалеку от местного университета. В числе прочих лозунгов были и такие: «Война в Афганистане – преступление», «Буш – первый террорист». Человек сто молодежи молча шли по тротуару и несли лозунги. Никто их не ограничивал, а случайные прохожие не слишком-то и обращали на них внимание. Из числа других признаков военного положения страны можно отметить умело проводимую рекламную кампанию, приглашающую юношей и девушек вступать в армию. Красивая музыка, улыбающиеся на тридцать два зуба люди в военной форме, демонстрируемая мощь техники, а главное – обещание единовременного материального пособия в размере 20 тысяч долларов и кредит в 50 тысяч на обучение в любом учебном заведении после окончания контракта, действуют очень убедительно на зрителя – и не только на американского…

С.Булатов за горелкой аэростата тепловогоДолгое время официальная пропаганда учила нас видеть в американцах потенциального противника, и хотя прошло уже достаточно времени, изменились времена, люди, общество – наше воспитание в духе «строителя коммунизма и борца с мировым империализмом» дает о себе знать. Наверное, поэтому Америка всегда была очень интересна, и мы, попав в глубинку страны, старались впитать как можно больше информации и оценить отношение к России. Со всей ответственностью могу заявить, что американцы – отзывчивые и добрые люди. В качестве примера приведу два факта.

Первая проблема, с которой мы столкнулись, прибыв в Альбукерке – поиск нашего аэростата, отправленного из России. К сожалению, тот адрес, который мы имели, отправляя тепловой аэростат – транспортный терминал аэропорта Альбукерке, – на месте означал примерно то же, что и «на деревню дедушке». После долгих расспросов организаторов фиесты, с обильным использованием жестикуляции и идиоматических выражений русского языка, стало ясно, что он мог быть доставлен в одну из транспортных компаний, а их в городе около 50-ти. Об авиакомпании «Люфтганза» тоже никто не слышал. На помощь пришел случайный, казалось бы, знакомый – местный пилот-любитель. Чтобы найти концы, пришлось много звонить в Германию – в штаб-квартиру «Люфтганзы», затем ее генеральному представителю в Нью-Йорке, затем в региональный центр в Далласе, и только после этого выяснилось, что аэростат направлен в транспортное агентство «Гарсиа и Гарсиа». Своими силами мы бы аэростат разыскивали, наверно, в течение месяца, не говоря уже о стоимости телефонных переговоров…

Другой пример. Затаможивание и растаможивание корпоративного аэростата в России – долгий и хлопотливый процесс с оформлением множества документов. В Казани и Москве пришлось раздать взяток на сумму, эквивалентную стоимости самой доставки аэростата в Америку. Все знают о вымогательстве на таможне, но, похоже, это норма вещей. И вот – встреча с американской таможней. Седой суровый офицер, стандартные вопросы и слегка заикающиеся ответы. И вдруг – совершенно неожиданный поворот событий. Окончив за 10 минут оформление документов, он говорит, что давно хотел познакомиться с русскими пилотами и, если это возможно, рад был бы пригласить наш экипаж к себе домой на ужин с настоящим американским стейком. Поверьте мне, это был прекрасный вечер и вкусный ужин, но еще больше – потрясение от человеческого отношения таможенного чиновника…

Однако вернемся к основной цели нашего путешествия. Несмотря на ужесточение въездных правил, приглашенные команды воздухоплавателей из 27 стран и просто любители этого вида спорта съехались в Альбукерке. Город сразу преобразился. Такой широкой пропаганды воздухоплавания – в кафе, супермаркетах, по радио и телевидению мы еще не встречали. Впечатление было такое, что город в эти дни живет только одним событием – Фиестой. Численность населения города в эти дни, наверно, удвоилась – что сразу же сказалось на напряженности городского движения, особенно в утренние часы. Часть дорог полиция просто перекрыла, так что в первые дни нам приходилось еще в предутренней темноте достаточно долго петлять, прежде чем попасть на летное поле. Хорошо, если находился лидер из числа местных, пристроившись за которым, мы благополучно и вовремя прибывали на место. Пилотов, зрителей, обслуживающего персонала, торговых и рекламных агентов в эти предрассветные часы на летном поле собиралось очень много и, несмотря на то, что страна только вышла из траура, а в Пентагоне обнаружили возбудителя сибирской язвы – люди были веселы, шли всем семейством, даже с очень маленькими детьми, которые продолжали свой сон в колясках. Вот в такой обстановке, в соответствии с утвержденной программой, фиеста была торжественно открыта.

«Казань» в небе Альбукерке

Утро первого летного дня выдалось ветреное. Судейская коллегия дала свободный старт, что означает: можете лететь, но – на свой страх и риск. Мы тоже попытались взлететь, но то ли место было не совсем удачным – крайние в своем ряду и, соответственно, наиболее сильный ветер, то ли собственного мастерства не хватило на такую погоду, но, наполняя оболочку горячим воздухом, едва ее не прожгли. После двух неудачных попыток оторвать оболочку от земли решили отказаться от полета. Скорее всего, решение было правильным, поскольку, глядя на наши мучения, то же самое сделали и соседи, ведь впереди были очень важные, «презентационные» полеты, в том числе «полет наций» – и рисковать аэростатом не стоило. Как говорят опытные воздухоплаватели, надо иметь мужество для полета, но большее мужество необходимо, чтобы вовремя от него отказаться. В общем, в этот день мы были самыми мужественными, хотя червячок внутри и грыз.

Стартовое полеСледующий день выдался на удивление тихим и безветреным. Аэростаты без каких либо проблем наполнялись и взлетали по команде судей. Уже через полчаса с начала полетов все небо стало разноцветным. Особым украшением фиесты служили аэростаты-спецформы, собранные здесь со всего мира. Взрослые и дети внимательно следили за полетами «Бабы Яги», «Иисуса на облаке», «Коровы» и других смешных и трогательных персонажей сказок и мультипликационных фильмов. Всего приняло участие более двухсот спецформ! Летать при такой большой скученности аэростатов в одном месте нам еще не приходилось. Постоянно свербела мысль: как бы не влететь в кого, или не сесть сверху. Так что досталось и второму пилоту – большую часть полета он висел, максимально высунувшись из корзины, и смотрел по сторонам. Заметив опасное сближение, кричал, махал руками, а я, в свою очередь, интенсивно работал горелками и менял высоту. Полетав с полчаса, решили, что для первого раза вполне хватит. Подобрали ровное поле с мелким галечником и приземлились. Вокруг – никого, только несколько туалетных кабинок на краю поля. Зрелище, скажем прямо, для российского жителя удивительное, сравнимое разве что с НЛО… Да и то, вот жители Балтасей, местечка, где находится наш спортивный аэродром, летающие тарелки видели и в инопланетян верят, а вот в туалеты с туалетной бумагой на краю поля не поверили. Даже родился афоризм, на объективность которого не претендуем: «Страну уже можно считать цивилизованной – если на краю самого обыкновенного поля стоят неохраняемые туалеты с туалетной бумагой».

Центральным событием Фиесты является «полет наций» – день, когда полеты начинаются с последовательного взлета аэростатов, представляющих ту или иную страну. При этом аэростат несет свой национальный флаг, а над летным полем звучит гимн страны. Мы, как представители России, взлетали третьими, сразу после аэростатов-спонсоров фиесты и американцев. Это был торжественный, волнующий момент, сопровождаемый дружными овациями зрителей. Аэростаты медленно, на небольшой высоте проплыли над стартовым полем, трибунами и, поднявшись на заданную высоту дружной группой, медленно поплыли по ветру.

Последующие пять дней были соревновательными. В задачи, предлагаемые судейской коллегией экипажам, входили полет на дальность, точность выхода к цели. Наибольшей популярностью пользовалось упражнение «Блэк Джек». На летном поле, в разных его углах, раскладывались двухметровые «игральные карты». Команды рассчитывали место взлета своих аэростатов самостоятельно. Пилот, пролетая над полем, имел право сбросить два маркера на «карты». Если попадал – засчитывалось количество очков по достоинству пораженной «карты». Пилот, набравший наибольшее количество очков за один полет, получал денежный приз. Или другое традиционное для Фиесты в Альбукерке задание – в центре поля устанавливается 3-4 трехметровых шеста, на конце которых закрепляются конверты с денежными призами. Взлет аэростатов разрешается не ближе 3 километров от этих шестов. Задача – выйти на цель и снять конверт. Снять не удалось никому. Наш экипаж был в числе немногих, кто оказался наиболее близок к цели. Место старта подобрали удачно, вышли на цель, но... прошли точно между столбами – не хватило чуть-чуть удачи и длины рук.

В первые дни полетов нас очень беспокоил вопрос с подбором места посадки аэростата, ведь полеты в основном проходили над городом, в непосредственной близости от большого аэропорта и военной базы. Может быть, поэтому старались использовать первую же подходящую площадку. Но курьезы, тем не менее, случались. Один раз сели в поле, отгороженном со стороны дороги колючей проволокой. Отличное поле, большое, ровное. Песок да редкие кактусы. Казалось бы – идеальное место для посадки. Не спеша положили оболочку аэростата на землю, растянули и, ползая на животе и коленях, скатали и уложили в сумку. Сидим, ждем машину, а попутно семафорим пролетающим коллегам, дескать, отличное место, давайте вниз, а мы вас встретим! Однако все аэростаты проплывали дальше... Пришла машина, погрузились, приехали на место старта. У одного из судей спрашиваем, что это за удивительное поле, на которое никто, кроме нас, не захотел садиться. И получаем ответ, что это серпентарий – питомник по разведению ядовитых змей, он на карте красным цветом отмечен, как особо опасная зона… Не скажу о чувствах, но только на следующий день мы оболочку аэростата перед полетом разворачивали тихо-тихо, как бомбу. Но все, слава богу, обошлось.

ЗрителиСледующая посадка вышла опять нестандартной. Полетное задание – выйти на цель и сбросить маркер. Ветер 5-6 метров в секунду. На цель вышли без особого труда, наш маркер упал совсем рядом с крестом. Надо подбирать площадку и садиться, тем более, что впереди начинается жилой район. Приемлемое место – зеленое поле, на одном краю которого пасутся коровы. Рассчитываем траекторию на посадку и выполняем маневр. На пути – стадо коров, которое от шума горелок над головами дружно галопом понеслось по полю. Сели. За нами на расстоянии 200-300 метров на небольшой высоте идет еще один аэростат. Показываю, что у нас все в порядке и можно садиться рядом. Пилот мотает головой – «privit» (частное), – нельзя. Ну вот, опять попали. В это время к полю подъезжает полицейская машина с включенными мигалками и останавливается. Двух мнений быть не может – это по нашу душу. Из машины никто не торопится вылезать, но и мы не спешим на полусогнутых. Проходит пять, десять минут. В это время наша команда сопровождения, отметив издали место посадки, старалась к нам подъехать. Мысль работает в одном направлении – полиция не торопится нас брать, по-видимому, хотят повязать всех скопом, одновременно. И тут на наше поле заходит и садится другой аэростат. Буквально по пятам за аэростатом появляется машина сопровождения с галдящей, веселой и слегка хмельной толпой. Преграждающую им путь полицейскую машину они просто обогнули и поехали дальше. Подъехали к севшему аэростату, высадили один экипаж, посадили в корзину другой, поддали огня и с тем же гиканьем и хохотом улетели, а следом помчалась их машина сопровождения… Раз они так могут, почему бы и нам не попробовать? Встречаем свою машину, грузимся и быстренько сматываемся по объездной дороге, минуя полицейскую машину. Погони не было. Вечером узнаем, что наблюдение за поведением непрошенных гостей на частной земле входит в обязанности полиции. А не подошли они к нам потому, что не было сделано ничего предосудительного, что могло бы нанести вред землевладельцу.

Достаточно бурные приключения ожидали нашу команду в крайний день Фиесты. Тихое замечательное утро, слабый северный бриз не предвещал никаких неожиданностей. Аэростаты готовились к групповому взлету. Наполнение оболочки горячим воздухом прошло без проблем. И в этот момент налетел сильный порыв ветра… Готовые аэростаты подхватило и буквально подбросило в воздух. Мгновение – и скрылись позади летное поле и трибуны, а аэростат, как курьерский поезд, понесся над крышами жилых районов Альбукерке. В целях безопасности подобный полет лучше было бы прервать, совершив посадку. Но площадки в черте города – это лишь маленькие, ограниченные жилыми домами пятачки, и садиться на них, да еще на большой скорости, очень опасно. На наших глазах совершил посадку «англичанин». Его корзина достаточно жестко ударилась о землю и легла на бок, а оболочка аэростата, как покрывало, повисла на дереве и, частично, на крыше близстоящего дома. О состоянии экипажа узнать не успеваем – проносимся над ними. На нашем пути высокое дерево. Интенсивно работаю двумя горелками, но сильная турбулентность прижимает к крышам домов и линиям электропередачи. Влетаем корзиной в крону дерева. Удара даже не почувствовали, лишь треск ломаемых веток – и облако из листьев позади. Зато аэростат, получив наконец необходимый толчок, начал сначала медленно, затем все быстрее набирать высоту. На 300 метрах набор прекратился. Можно осмотреться. Справа и слева видны еще несколько аэростатов. Внизу проплывают городские районы, автомагистрали, а путь наш лежит прямиком на аэродром – и крупную военную базу... Приходится выбирать – рискнуть и попытаться сесть в городе, или идти дальше и перелететь запретную территорию. Короткое совещание с экипажем – и принимаем второй вариант. Одно успокаивает: газа на три часа полета, уйдем далеко. На высоте 100 метров проходим над гражданским аэродромом. Мурашки по спине, поскольку знаю, что бывает за подобные выходки на родной земле. Проскочили над тремя рядами колючей проволоки – это уже территория военной базы. Рядами стоят транспортные «Геркулесы» и истребители. Внизу царит оживление. Позднее мы узнали, что именно с военной базы в Альбукерке происходила основная переброска техники и грузов в Афганистан. Летящий перед нами аэростат садится прямо у края взлетно-посадочной полосы. Сверху хорошо видно, как со всех сторон к лежащей на боку корзине двигаются машины и бегут люди. Уж лучше лететь дальше, в прерию… Летим еще минут 15. Справа и слева, насколько хватает глаз – ровная пустынная местность без признаков жилья. Сразу вспоминается Фенимор Купер и его первозданная прерия с охотниками за скальпами. Карта, по которой мы ориентировались, закончилась – мы вылетели за ее пределы. Связь с машиной сопровождения потеряна – наша поисково-спасательная команда безнадежно отстала. Принимаем решение садиться. Плавно подводим аэростат к земле. Летим со скоростью около 30 километров в час. Столкновение с землей на такой скорости предвещает жесткую посадку, но выбора нет. Закрепляем вещи, которые находятся в корзине, упираемся руками и ногами в борта. Начали!.. Удар, треск, корзина мячиком отскакивает от земли, и мы несемся дальше. Скорость чуть меньше. Повторяем попытку. Удар, корзина ложится на бок и как ковшом черпает песок и чахлую растительность. Едем на боку, изо всех сил пытаясь скорее стравить воздух из оболочки. Через 15-20 метров останавливаемся в плотном облаке пыли. Во рту песок, в глазах песок, в корзине песок. Приехали... Из видимых повреждений – сломано в щепки древко флага и смят борт корзины. Могло быть и хуже. Одно утешение – крайний день полетов, ремонтироваться можно и в Казани. Однако приключения на этом не закончились. Примерно через полчаса подъехала одна полицейская машина, затем вторая, затем третья. От перечисления только должностей и предъявляемых документов зарябило в глазах: полицейский инспектор, специальный агент, военная полиция, инспектор по безопасности. И вопросы у всех примерно одинаковые – почему вы пролетели над военной базой, какую цель вы преследовали, делали ли какие либо фотоснимки и т.д. И так четыре часа. Затем из прерии нас и аэростат перевезли на территорию военной базы. Ну, а пилота, как водится, посадили в камеру до выяснения обстоятельств. К счастью, там уже находился пилот из Новой Зеландии, который совершил посадку неподалеку от нас. Он и объяснил, что наши аэростаты сели не на территории базы, а в индейской резервации, и наше содержание под стражей во многом формальность. Действительно, минут через 40 явился дежурный сержант, вручил наши документы и отпустил с богом. Как же было хорошо вдохнуть вновь воздух свободы!

Пока военные занимались экипажем аэростата, не менее драматические события происходили с нашей командой сопровождения. Скрывшийся за горизонтом аэростат указал направление поиска, но повсюду на пути вставала колючая проволока и шлагбаумы, ограничивающие въезд в запретную зону. Пропетляв по окрестностям Альбукерке около четырех часов, потратив массу нервных клеток и открыв для себя много нового по вопросам географии свалок, трущоб и других злачных мест, наши спасатели приняли решение ворваться на территорию базы и сдаться военному патрулю. Операция была блестяще проведена, в результате их препроводили под охраной на стоянку ожидания, где наш экипаж, наконец, и воссоединился. Так закончился этот богатый событиями день.

На следующий день состоялась церемония закрытия Фиесты. Этот день был чрезвычайно важен для нас, поскольку необходимо было отправлять аэростат домой. На удивление – оформление груза, его таможенное декларирование заняло от силы два часа. Мы тепло простились с нашими добрыми друзьями, помогавшими нам в течение этих десяти дней. Фиеста закончилась, и начался обратный отсчет дороги. Наш путь домой лежал через столицу игрового бизнеса Лас-Вегас. Но это уже совсем другая история…

Сергей Булатов

Вы здесь: Home Статьи Летающая Россия Америка с высоты птичьего полета