Приветствие

Журнал Воздухоплаватель

Дорогие Друзья! 


Благодарственное письмо Генерального штаба




Воздухоплаватель №33Если вы хотите узнать об увлекательнейших воздухоплавательных приключениях, приоткрыть завесу над тайной прошлых разработок и испытаний воздухоплавательной техники, быть в курсе проводимых в России и мире спортивных, научных, развлекательных воздухоплавательных мероприятий, обучиться приемам владения воздухоплавательной техникой, то открывайте и читайте «Воздухоплаватель». Журнал выходит с 1995 года.

Распространяется  адресной рассылкой, а так же на воздухоплавательных мероприятиях, как в России и СНГ, так и за рубежом.

По всем вопросам смело обращайтесь в редакцию.

Мы любим наших читателей-единомышленников. В богатстве общения - богатство информации.

 

Главный редактор: В.Латыпов

Читайте в свежем номере...

Что такое газовое воздухоплавание для нас сегодня, 23 апреля 2013 г.

Летное поле для газовых аэростатов в ГладбекеЧто такое газовое воздухоплавание для нас сегодня? Таким вопросом задался автор статьи Сергей Латыпов.

What is the gas ballooning for us today, April 23, 2013

What is the gas ballooning for us today? The question is set by Sergey LATYPOV.

С.Латыпов, В.Эмерс, А.БуткоМы (Сергей Латыпов и Александр Бутко) загорелись желанием принять участие в соревнованиях на газовых аэростатах, носящих имя Кубок Гордона Беннетта. И на данный момент начали активно к ним тренироваться (к КГБ-2014). Что представляет собой Кубок Гордона Беннетта? Это гонка на газовых аэростатах – на максимальную дальность полета без посадки в течение нескольких дней. Если старт в Европе, то зачетный район – Евросоюз. В 2010 году, стартуя из Бристоля (Англия), лучший пилот приземлился в Румынии, пролетев через Францию, Испанию, Италию, Хорватию и Сербию. При этом в Румынии его результат составил всего лишь 2434 километра, так как результатом является расстояние от точки взлета до приземления, измеренное по прямой.

Чтобы полетать на газовом аэростате в России, необходимо около 6000 евро только за одно наполнение, так как в нашей стране возможно летать только на безопасном гелии (He). На одно наполнение аэростата требуется 1000 кубических метров газа, из-за этого и такая цена. Гелий не единственный газ легче воздуха. По подъемным свойствам водород (Н2) не уступает гелию и даже превосходит его, но если добавить к нему кислород (О2), он становится взрывоопасным. Так горел дирижабль «Гинденбург» (Hindenburg), прилетев на авиабазу Лейкхерст (Lakehurst) из 11-го трансатлантического рейса 6 мая 1937 года. Водород не просто сделал «бум», а постепенно перемешивался с кислородом и воспламенялся. Эту посадку запечатлело много журналистов, один из которых снимал на кинопленку: на ней видно, как взрывная волна движется по корпусу двухсотметрового дирижабля. Водород перемешивался с кислородом в соотношение 80 к 20 и возгорался, прорываясь через металлический корпус дирижабля языками пламени. Это стало во многих странах большим барьером для использования водорода в качестве подъемной силы.

Германия - высокоорганизованная страна, и одна из немногих в мире, где на сегодняшний день разрешены полеты на газовых аэростатах с использованием водорода. Когда мы задались вопросом о том, как нам подготовиться к участию в Кубке Гордона Беннетта, первая мысль, что зародилась в голове - учиться необходимо у профессионалов. Подняли контакты, и получили несколько вариантов, так как в Германии обучением занимались в трех местах. Самый быстрый ответ дал Томас Хора (Thomas Hora), с ним мы и начали вести переговоры, – тем более, что он по основной работе должен был быть с визитом в Москве. Так в феврале 2010 года мы начали сотрудничество с германскими пилотами. В мае 2010 мы с Томасом сделали свой первый полет под Штутгартом (Stuttgart). В 2011 году Томас иммигрировал в США, что несколько затруднило наше обучение. С Эмерсами (еще один контакт в Германии) все никак не получалось достигнуть конкретных договоренностей о приезде. В 2012 году удалось наладить связь и запланировать два приезда, но по погодных условиям их пришлось отменить.

2013 год начался удачней. Мы принимали участие в зимнем мероприятии в Шато д’О (Chateau-d-Oex), где участвовал также сын легендарного Вильяма Эмерса (Wilhelm Emiers) - Бенни (Benni Emiers). Теперь все встало на свои места, мы познакомились и лично договорились обо всем. Уже через несколько дней я посетил летное поле в Гладбеке (Gladbeck) по пути домой из Швейцарии, заехав переночевать. Месяц спустя мы взлетали оттуда на газовом аэростате, вместе с Вилли и Бенни Эмерсами. На апрель 2013 года мы запланировали еще три полета в течение четырех дней.

В Гладбеке Вильям Эмерс сделал единственное в своем роде (на сегодняшний день) летное поле в мире. Пилоты газовых аэростатов говорят, что если бы не он, то неизвестно, что бы происходило с газовым воздухоплаванием в мире на сегодняшний день. Вилли шел к этому 20 лет. Он стремился создать точку старта, независимую от такого фактора, как доставка газа. Место было выбрано не случайным образом, рядом расположен завод по производству бытовой химии, которому необходимо большое количество водорода. Для этого был создан отдельный 50-километровый трубопровод, к которому Вилли и стремился подключиться. Он часто посещал местного фермера с вопросами о земле – до тех пор, пока не узнал, что фермер не является хозяином этих земель. Земли принадлежали городу, и это все изменило. Гладбек с населением в 75 тысяч человек подчинен административному округу Мюнстер (Munster) и находится в индустриальной части Германии. Администрация активно поддерживает спорт, и в городе построено большое количество спортивных объектов. Все что Вилли оставалось – это проложить трубопровод до летного поля. Так Гладбек стал столицей мирового газового воздухоплавания. (Для справки: стоимость заправки водородом газового аэростата объемом 1000 кубических метров у Вилли составляет 200 евро).

А.Бутко, С.Рыбаков, Б.Эмерс и С.Латыпов совершили посадку в штатном режимеПланирование поездки происходит на основании наличия времени на определенные даты, таким образом, мы выбираем свободные даты и покупаем авиабилеты. Согласовываем даты с Бенни и за три дня принимаем решение по погоде. В этот раз авиабилеты были на пятницу (19.04.13 г.) утром, обратный рейс – на понедельник (22.04.13 г.) днем. При хорошей погоде этого достаточно, чтобы сделать три утренних полета – или два, один из которых суточный (25-30 часов) и один утренний (5-часовой).

Вылет в пятницу, 19 апреля. В 6:36 утра у меня звонит телефон, и серьезный голос Александра повествует о том, что он подъехал. После двух часов сна у меня полное ощущение того что уже 8:36, но в лифте сомнения улетучились. Сон в машине, в 8:18 съезжаем с Ленинградки на Международное шоссе. До рейса 17 минут, 5 минут на паспортный контроль, 10 минут в запасе на посадку, мы зарегистрированы на рейс, должны успеть… Мозг просыпается – и становится очевидно, что паспорт остался лежать на столе у родителей дома… На рейс мы точно не попадаем, начало пугает.

Останавливаться не в наших традициях, погода в Германии летная! Просчитываем варианты, в ход идут соседние города, готовы даже лететь в Бельгию. Остановились на рейсе в тот же город на 12:35 (Дюссельдорф). За паспортом на машине ехать я не рискнул, на электричке справился за полтора часа, спасибо маме – подвезла его до центра…

Вилли встретил нас в аэропорту, теперь – за машиной в аренду. На этот день собирались заглянуть в планерный музей, но день подходил к концу, и для посещения музеев уже не было времени (они все находились в 300 км от нашего места). Выбор пал на картинг, где мы и договорились встретиться со Стасом. (Рыбаков Станислав с 2006 года участвовал во многих мероприятиях со мной в команде, а теперь живет в Бельгии. До нас ему ехать два часа, и он собирался провести выходные с нами.)

Над аэродромомНа следующий день подъем в 5:00, на наполнение 40 минут – и старт в 6:15 вместе с солнцем. Мы были не одни, к нам присоединилась команда из Германии, которая будет участвовать в Кубке Гордона Беннетта в этом году.

Вилли создавал это поле не для себя, а для всех – от имени своего клуба. Все, кто желает, может приехать, наполниться газом и полетать для себя. Это распространяется не только на пилотов из Германии, но и на всех остальных. Даже американцы прилетают сюда тренироваться. Поле в Гладбеке создано для стартов именно на газовых аэростатах. Здесь стоит маленький домик, на первом этаже которого можно проводить брифинги на 30 человек. На втором – маленькие комнаты, где можно просто поспать. Всегда свежее белье, полотенца. На первом этаже маленькая кухня с удобствами. Поспал несколько часов – и полетел, пока солнце не встало (только газовым аэростатам разрешено летать в ночное время над Германией). На поле нет склада, там ничего не хранится, кроме песка. Самое главное - это труба с газом. Можно наполнять неограниченное число аэростатов.

Сегодня ветер бодрый, и полет лучше делать не более 3 часов, пока солнце не стало активным, а приземный слой не сдула «термичка». Значит, посадка – не позже 10:00. В полете командир один, несмотря на то, что умеют летать все четверо. Сложно, когда в одной корзине столько пилотов, но на газовых аэростатах все по-другому. Постоянного пилотирования тут не требуется: скинул балласт (песок измеряется в совках - scoob, как в Советском Союзе для сахарного песка, или мешках - bags) – и занял другую высоту. Аэростат находится в «автоматическом» режиме, не нужно ничего делать для того, чтобы лететь в горизонте. При этом природу чувствуешь совсем по-другому: если изменилась температура воздушного слоя, то это моментально отображается на высоте. Аэростат живет вместе с ветром. Изменение температуры на полградуса поменяет высоту на несколько сотен метров.

Пролетая выше самолетаВ этом полете каждый из нас сделал по две посадки, а пятая была финальной. На следующий день к нам присоединились бельгийцы. Они не летали более 90 дней и по их законодательству им необходимо сделать полет с инструктором – для того, чтобы они снова могли летать с пассажирами. Вилли летит с ними, а мы отправляемся вчетвером с Бенни и Стасом. Прекрасная погода и направление. Бенни молод, и его стиль обучения нам подошел полностью. Каждый из нас сделал то, что хотел сделать по плану тренировочного полета, без комментариев со стороны, а сам Бенни занимался видео- и фотосъемкой. После пяти часов в небе – приземление рядом с границей Нидерландов. Как оказалось, сели рядом с домом сестры Вилли, и нас всех пригласили на утренний кофе. Вечерний полет мы решили не делать, чтобы успеть отдохнуть перед еще одним утренним. На поле приехало много гостей – для того, чтобы произвести запуск нового аэростата, который планировалось облетать.

Следующий день:

0:00 - отбой.

4:30 - подъем / завтрак.

4:52 - приезжает Вилли из дома.

5:00 - начинаем наполняться, мешки с песком подготовили накануне, поэтому наполнились за 30 минут.

На современных газовых аэростатах клапан такой же, как и на тепловых, закрывается прижимной силой изнутри оболочки. Клапан прижимается при подъеме. На оболочку садятся два человека в районе клапана, а когда она наполняется на четверть, оболочку просто отпускают, она взмывает вверх – и клапан становится в рабочее положение.

5:30 - аэростат готов, осталось все загрузить и проверить.

5:40 - фото в инстаграмм (Instagram) напоследок, в корзине на летном поле ловит wi-fi.

5:42 - старт. Солнце еще не взошло, все вокруг в фонарях. Отключаем освещение на поле с помощью мобильного телефона и улетаем в темное небо.

5:52 - пересекаем автобан А2. Движение плотное, население Германии начинает свой день рано. Вереница автомобилей простирается на много километров, уходя в горизонт гирляндами фонарей.

5:55 - аэропорт Дюссельдорфа открывается в 6:00, первый рейс приходит из Америки. Как раз он и заходит на посадку над нами.

6:00 - небо сильно светлеет, но из-за облачности достаточно темно и хорошо выделяются фонари. Уличное освещение отключают, но нефтеперерабатывающий завод еще подсвечен. Пролетаем ровно посередине между заводом и стадионом «Шальке 04» на 60 тысяч человек. (Этот футбольный клуб спонсирует Газпром, так как он совладелец этого нефтяного завода.)

6:15 - пару совочков скинули и поднялись на 200 метров. Смог из труб уперся в первую инверсию и лежит на высоте 300-400 метров.

В Германии очень много грузов перевозится по воде через системы река-канал. Гладбек находится в самой индустриальной части Германии, в радиусе 20 км одно сплошное производство. Все вокруг в заводах, между которыми многое передвигается на баржах. Их столько, что не менее трех видно в полете всегда. Любой завод имеет свою пристань для погрузки. При этом к каждому подходит еще и железнодорожная ветка. Это идеальная система, в которой работало 500 угледобывающих шахт еще 30 лет назад, а теперь только три копают на глубине 2 км. Говорят, почва в этом районе просела на 6 метров из-за такого количества шахт. Вся промышленность была построена на угле, а теперь многое на газе. Идеальный «организм», работает как часы.

7:00 - скорость 30 км/ч, высота 500 м, в свободной зоне G. Включаем транспондер, впереди TMZ (Transponder Mandatory Zone) – полет возможен только при наличии транспондера.

8:47 - впереди CTR (control zone), связываемся с диспетчером. Просят занять 2500 футов, ждут самолет в течение 15 минут. Прямо у земли пролетает маленький самолет, который вызывает у нас полный восторг – это из-за него нас попросили занять другой эшелон?

С.Латыпов, А.Бутко, В.Эмерс9:00 - средних размеров реактивный пассажирский самолет пролетает на 200 метров ниже нас, а за ним и еще один. Не зря нас диспетчер отправил на...

9:47 - третий час полета, усталость берет свое. Рядом еще два пилота, и им я могу доверить свою жизнь, в корзине находятся только проверенные люди. Можно сделать то, чего никогда не получится в полете на тепловом аэростате. На полу корзины мягкая пенка толщиной 4 см. Стенки корзины затянуты тканью внутри, чтобы ветер не дул. На мне две куртки, делаю гнездышко – и отключаюсь… Хватает и пяти минут, чтобы по-другому посмотреть на все происходящее.

10:00 - пролетели индустриальную часть и зоны контроля, начались сплошные поля, на которых можно отрабатывать посадки.

10:15 - тренируем посадки. Получается стабилизировать аэростат у земли и пилотировать его в 5-10 метрах для захода на посадку.

Газовый аэростат – это несколько другое, чем тепловой, при определенных условиях 10 килограмм сброшенного песка (балласта) могут поднять вас на 1500 метров, при этом объем газа внутри оболочки увеличится на 15%. Это другая механика.

11:30 - посадка.

Это всего лишь один из этапов полетов на газовых аэростатах. Впереди еще много планов…

Сергей Латыпов

 

Вы здесь: Home Статьи Летающая Россия Что такое газовое воздухоплавание для нас сегодня, 23 апреля 2013 г.